Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

8

Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.

Фестиваль называется «А-Дом» и будет проходить в течение двух месяцев в одноименном клубе на Большой Афанашевской улице. Клуб открылся год назад и позиционируется как площадка для делового общения лидеров отрасли в неформальной обстановке, так и образовательный проект в сфере архитектуры и дизайна. Проект поддержали главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, ведущие девелоперы и несколько архитекторов, в том числе Дарья, основательница и владелица архитектурного бюро Arch(e)type, мебельной компании Archipélago и ювелирного бренда Joser, основанного Беляковой. Она также известна как самый молодой автор московских жилых комплексов. По словам Сергея Кузнецова, Дарье было всего 26 лет, когда она начала проектировать жилой комплекс «Бунтарская Нагачинская». Дарья училась в Миланском политехническом университете и в Школе Архитектурной ассоциации в Лондоне, известной как AA.

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House
С тех пор, как «Дом» открылся в отреставрированном доме 18 века, большинство его небольших залов выполняли различные функции. Комнаты для партнеров клуба, библиотека для встреч, небольшой книжный магазин и центральный зал. Здесь были лекции, три небольших зала для демонстрации работ дизайнерских фирм, три глубоко утопленных полуподземных сводчатых помещения или мастерских и один выставочный зал. В интерьере магазина царит стильная атмосфера, основанная на белом цвете.

В настоящее время оба этажа «Дома», все залы, кроме Святая Святых, комнат партнеров, отданы под выставку «Архитектура 1.0». Он был открыт для журналистов во вторник и для посетителей вчера. Каталог выставки издан в журнальном формате и называется A-Book, следуя обычаю выпускников школ АА называть все этой буквой. После завершения выставки или фестиваля организаторы обязуются начать выпуск газеты с новостями архитектуры. Сама выставка построена по методу Совриски, достаточно атмосферна и художественна и сама по себе может считаться исследованием.

Все пространство разделено на шесть тем, каждая из которых задана кураторами для привлечения экспонентов.

Рекомендуем пройти прямо от входа в подземный зал в дальнем конце. Выставка, представленная там, посвящена ландшафтной архитектуре под названием «Вне времени» и задается вопросом: «Что в нашей практике [сообщества ландшафтных архитекторов] выживает больше, чем мы сами?».

Самый находчивый ответ дает UNK Landscape: Ничего! «Они застряли во льду две груды камней и ветку дерева, похожую на чернику. В течение дня куб был полностью заполнен. Все содержимое рухнет в лужу.

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House
самый парадоксальный ответ дает tamed.form. Эта инсталляция состоит из экзотических и очень красивых цветов в металлических клетках, основная идея которых заключается в том, что даже после катастроф или вмешательства человека природа приносит жертвы и в ее пространстве растут упрямые бутоны асфальт. На мой вопрос, почему в этой инсталляции изображен хрупкий, ухоженный питомец, похожий на левретку, когда обычно мимо проходят одуванчики? – Авторы ответили, что одуванчиков не существует.

Именно это всегда приносит одуванчики на дорогу и орхидеи на выставки.

Однако композиция цветов настолько изысканна, что от нее невозможно отвести взгляд. Кажется, я видел нечто подобное только в Рейксмузеуме в Амстердаме.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Нет сомнений, что люди, создающие подобные инсталляции из растений, умеют работать с ландшафтом.

Но самое привлекательное в этой комнате – не цветы, растения или жуки, а их запах. В подвале комнаты XVIII века должен пахнуть сыростью, мхом, землей или чем-то еще. Результатом на самом деле стало сложное обоняние. Установка изд. В его создании участвуют практически все объекты, но самой важной является инсталляция группы «Земля» «Пейзаж памяти будущего», в которой большое количество земли насыпается в широкую оконную раму в подвале. Как обещает автор, в земле есть семя и оно прорастет.

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Мне любопытно, каким будет ремонт после такой влажности.

Рядом находится зал общественных интерьеров «Бюро мер и весов», которым руководит Ольга Трейбус, с идеей показать важность всяких мелочей, в том числе технических, при работе с интерьерами, Масу. Неудивительно, что начало работы с Нойфельдом напоминает биеннале Колхаса. Почему-то всем больше всего запомнилось сравнение высот лестниц… Кураторы, показавшие выставку, все равно о них упомянули.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Здесь все фанера и много несовпадающих вещей.

Например, есть прототип струбцины Тамары Мурадовой для проекта фойе МХАТ. Проект тщательной реставрации с деликатными дополнениями к интерьеру Владимира Кубасова осуществлялся с 2019 по 2021 год и был разрушен два года спустя в результате варварской реконструкции.

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House
В третьем зале представлена ​​более рациональная выставка света. Девиз журнала под названием «Выделяем знакомое» тот же, что и у журнала Wavelength, куратора которого курирует Влад Образов.

На торцевой стене установлена ​​статичная конструкция, состоящая из двух полос, ниши между ними и светильника, освещающего стену. Вы можете точно настроить поведение света с помощью различных режимов. Слева расположены девять лайтбоксов с манифестами Секретариата участников. Когда один из лайтбоксов загорается, он переходит в режим осветительной установки, раскрывающий философию этого офиса.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Затем поднимитесь наверх. Там можно увидеть проект Юрия Пальмина и семи его учеников. Комната с фотографиями и проектором за белыми шторами, ветхий стол 1970-х годов с калькой, черно-белыми карточками и красными обложками для документов XXV съезда. КПСС. Рядом на мольберте стоит макет обрушившейся комнаты с плиткой на стенах, сделанный по фотографиям. Проектор показывает фотографии современных зданий, украшенные красивыми пятнами, но обработанные так, как будто это те же слайды 70-х годов.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Авторы описывают выставку как попытку пролить свет на способность фотографии выступать в качестве инструмента профессиональной рефлексии единство для создания глубокого смысла», и в то же время сетует на простоту использования современных инструментов и сходство некоторых фотографий с визуализациями.

Действительно, фотография, к которой до сих пор часто относятся как к инструменту, способна на многое. По крайней мере так мы что-то показываем, на чем-то акцентируем внимание, о чем-то умалчиваем – здесь мы получаем новый образ здания.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Треугольная инсталляция в Библиотеке Антона Горенко очень привлекательна. Во-первых, мы видим здесь, что у Лауренцианы была третья ступень, изобретенная Микеланджело, но не реализованная. В остальном все помнят, что была реализована лестница, длинный коридор, но о треугольном проекте известно немного. Здесь вы также можете узнать, что такое «скучно». Если нет, то я думаю, что все используют это слово и не все знают его происхождение. Тривиум — устойчивое понятие на латыни, пересечение трёх дорог, а в Средние века оно было названием трёх наук. Самые фундаментальные науки — грамматика, логика и риторика, которые мы теперь определяем как «среднее школьное образование». Поэтому библиотека Горенко называется Тривиальной, и предполагается, что здесь будут собраны основные книги по архитектурному образованию. Мне плевать, но не все архитекторы, даже очень умные, прочитали все эти книги.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Но даже сейчас невозможно прочитать все. Для «базы» было отобрано девяносто шесть книг, но из-за понятных логистических проблем не все смогли прибыть вовремя.

Не все архитекторы работают по каталогу A-Index.

На выставке это архитектурный справочник, который называют «отправной точкой для новых встреч» и путеводителем, необходимым для понимания «вопросов архитектурного полилога». Модельные студии, фотографы и другие люди, работающие на архитектурно-строительном рынке Москвы, соберутся и объединятся.

Это самый душераздирающий проект на выставке. Какие-то известные и интересные компании здесь были, какие-то нет, а какие-то не попали по тем или иным причинам. Участники отображаются в виде цветных кружков с их именами, обобщенными раскладками и специализациями, однако не все эти кружки отмечены точно и полностью. Количество макетов очень мало. Либо так задумано, либо опять же нам как сказали в начале, что не все пришло и будет пополняться.

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House
А данные, напечатанные на стене, созданы так, чтобы большинство людей их не прочитало.

Изучение состава участников архитектурных выставок — любимое занятие журналистов еще с 90-х годов. Например, всем известно, что москвичи редко принимают участие в архитектуре или что участников приглашают составить каталог Московской Триумфальной арки.

В этом случае менее понятно, как был создан список. Дарья Белякова пишет в предисловии к книге: «…мы попросили наших коллег назвать имена профессионалов, чей труд они особенно ценят». Должен сказать, это некоторая загадка. Следуя примеру организатора, я постарался провести небольшой простой опрос среди отсутствующих. Две трети опрошенных заявили, что их не приглашали, а оставшаяся треть заявила, что их приглашали, но они забыли. Однако допускаю, что архитекторы забывчивы, поэтому пропорции могут быть другими.

Надо признать, что задача составления списков и каталогов непростая. Я по себе знаю, что кто-то всегда придирается или к структуре, или к принципам. Помню, в 2002 году мы разрабатывали оболочку для базы данных памятников архитектуры и все на нас нападали за то, что это всего лишь оболочка и пустая. Но это была всего лишь пустая оболочка.

И здесь не очень понятно, список уже составлен или находится на ранней стадии. На стене нарисован процесс сборки комнаты A-Index, а в книге написано, что справочник собран. Дарья Белякова вначале сказала, что эта выставка является первой пробной и может стать 2.0, поэтому эта выставка получила название «Архитектура 1.0», но каталог будет распространяться и в другие города. По ее словам, это весьма вероятно. Другими словами, нам показывают процесс его формирования, или, как его называют в книге, «образ хранилища данных, связанного с Департаментом строительства».

Но когда обществу преподносится такой принципиально неполный список, а общество очень любит иллюзию объективности, то это похоже на то, о чем говорил Юрий Пальмин применительно к фотографии здесь, на фотовыставке. Нельзя забывать, что эффект Я покажу вам кое-что насчет «Я буду молчать». Это новый образ «лидера рынка» Дарьи Беляковой.

Опять же, составление полного списка – непростая задача. У нас тоже нет списка, но это не значит, что такого списка вообще не существует. Например, есть список российских проектов, или, если говорить о Москве, список московских бюро, открытых Москомархитектурой в период с 2012 по 2022 год. Но ни один из них не поместится на стену. Так ли это на самом деле?

В любом случае важно понимать, что сейчас выставлено не хранилище, а его изображение. Некоторые места закопаны, другие нет.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Эта книга кажется такой же неполной.

На самом деле она хороша. Полностью белый дизайн, как и зал, в духе Терезы Мавики, реставрировавшей Русский павильон в Джардини, причем часть текста написана без полей и буквами размером с мою страницу.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Такое ощущение, что они не хотят, чтобы кто-то это прочитал. Этот дизайн намеренно не эргономичен для чтения. С другой стороны, вы можете понять, что большие буквы полезны для образовательных проектов. Ведь буквы крупные, поэтому удобно проводить пальцами по длинным линиям.

В принципе, книгу таким образом можно понимать не только как учебник, но и в его сформированном состоянии. Каждый раздел выставки дополнен вступительной статьей автора, а также манифестом куратора. Авторы отличные: Мария Елкина, Кирилл Ас… В начале книги есть заметка Анны Броновицкой о вечных вопросах. «Как писать об архитектуре» начинается и аккуратно заканчивается предложением, как сейчас часто говорят: «Архитектура — сложное явление, и его очень сложно объяснить устно». Единственный в мире. Писать об архитектуре — задача непростая, но, раз уж взялась за нее, постарайтесь хотя бы не употреблять слово «уникальный» слишком часто. Я поддержу это. Его объем составляет около 1 страницы, поэтому вы можете распечатать его и взять с собой в качестве памятки.

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

  • Изображение репозитория, исследовательская метафора

    Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House

Последнее предложение Евгении Аршанской, которую называют «экспертом в области нейробиологии, прикладной нейроэстетики, искусственного интеллекта и инноваций для бизнеса», вызывает дополнительные вопросы. Хотя это и называется «A-Research», теперь нам следует обратиться к самой теме исследования. Не только естествоиспытатели-гуманитарии не считают нас, гуманистов, учеными, и в англоязычном мире принято различать естественные и гуманитарные науки, но и из-за совершенно разного калибра архитектуры и гуманитарных наук также виды исследований, похожие на архитектуру. Оно активно развивается вокруг нас. Некоторые из них — 600 страниц с большим количеством данных и анализа, другие — 15 страниц, но оба — исследования. По сути, когда я иду по городу из пункта А (извините) в пункт Б, я тоже провожу некоторые исследования. Это в широком смысле. Но когда вы берете в руки две книги, имеющие разный фактический или физический вес, вас каким-то образом задевает тот факт, что обе они называются одним и тем же словом. Мне бы хотелось как-то поделиться этим друг с другом. Однако, как известно, проекты бывают разные. Где-то в альбоме 140 страниц, а где-то 5 страниц.

Статья Евгении Аршанской, в свете результатов последних биологических исследований, говорит о базовых, ну то есть инсталляционных библиотеках второго этажа современного градостроительства, но о тривиальных тенденциях, если предположить, что это краткое изложение. Другие исследования. В итоге получилась серия утверждений, перемешанная с рядом фактов. Надо признать, что в нем есть ссылки на результаты исследований различных университетов вместе с процентами, но появляются они как-то хаотично и хаотично. Вам, вероятно, не нужно знать, что лимбическая система включает в себя гипоталамус и базальные ганглии. Об этом написано во всех справочниках, но на архитектурные задачи мало влияет. Однако утверждение о том, что принципы Баухауза и Корбюзье были направлены на единство и функциональность, кажется несколько упрощенным – и здесь есть нечто большее. Но все, о чем автор статьи пишет как о ценностях, таких как естественное освещение, внимание к цвету, там было заявлено впервые, или почти впервые. Короче говоря, это текст, содержащий интересные факты и суждения, но поскольку автор написал все сразу, обобщить его как текст было бы невозможно. С другой стороны, структура, создающая ясность и понятность, является чуть ли не самым важным для учебных текстов. Это похоже на набор истин и двойственных истин: большие окна либо хороши, потому что пропускают естественный свет, либо плохи, потому что могут вызвать перегрев. А как насчет энергоэффективного стекла? Простите, а для чего это нужно? (Для ясности: это ни в коем случае не реклама, а риторический вопрос, призванный вызвать споры). И теперь «умная предсказательная система искусственного интеллекта» спасет нас от перегрева. Они действительно единственные? Короче говоря, это как каталог, его нельзя читать вслепую и нельзя ему доверять. Однако лучше ничему не верить слепо. Это был пример истины, брошенной в мир в духе исследования.

Так. Выставка веселая, атмосферная и на нее обязательно стоит сходить. Однако дырок не так много, но есть свободные места. Можно ли считать эти ослабления логическим следствием общей ориентации на познание мирового художественного вида? Маловероятно. Примечательно, что все кураторские инсталляции оказались успешными. Хотя каждая инсталляция содержала законченное и красивое выражение, исследовательский проект, вероятно, оставил вопросы. Ну, они не проводят исследование как установку, но иногда оно сопровождается установкой.

И самая интересная инсталляция – единственная полузакрытая дверь. Либо есть Кот Шредингера, либо есть Офис Синей Бороды. Но макеты определенно существуют.

Изображение репозитория, исследовательская метафора

Выставка «Архитектура 1.0» в клубе A-House
Не могу сказать, что полностью понял несколько запутанное время событий. Он снова свободен! – Однако фестиваль A-House пройдёт с 16 марта по 16 мая, а выставка с экскурсиями продлится до 14 апреля, хотя часть выставок останется позади.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

stavimsteni